44cadb38     

Сухов Евгений - Я Вор В Законе 02 (Оборотень)



Евгений Сухов
Оборотень
(серия «Я — вор в законе»)
Анонс
Тюрьма ломает многих. Кто-то опускается на дно, а кто-то держит
масть. Кому-то суждено выжить, а кому-то умереть в безвестности. Одни продаются
за лишний кусок хлеба, другие ставят свою жизнь на карту ради справедливости,
им дорога честь, они хозяева своего слова. Но бывают и такие, которых называют
«оборотнями». Из животного чувства самосохранения эти страшные нелюди
приспосабливаются к любой ситуации, как хамелеоны, меняют свою окраску, для них
нет ничего святого.
Знаменитый вор в законе, смотрящий России по кличке Варяг, встречает
на своем пути именно такого выродка — отставной полковник Тимофей Беспалый
когда-то был вором, но потом променял смертный приговор на гимнастерку
лагерного карателя, дослужился до начальника заполярной «сучьей зоны», где
несколько десятилетий вершил самый настоящий беспредел. «Исповедь» бывшего
лагерного «кума» приводит Варяга в изумление. Повидав на своем веку немало,
Владислав Игнатов тем не менее был шокирован жутким рассказом о жизни за
колючей проволокой, о жестоких нравах, царящих в человечьей стае
ПРОЛОГ
Из ресторана «Золотая нива», где час назад закончился большой сход,
Варяг уехал последним. Рядом с ним в «ауди», помимо водителя Саши, находился
только начальник личной охраны Чижевский. Машина выскочила на улицу Руставели и
понеслась в сторону Марьиной Рощи. На первый взгляд казалось, будто сходняк
прошел гладко, но Варяга томило какое-то смутное беспокойство. Он никак не мог
понять, что именно заставляет его опять и опять прокручивать в памяти все, о
чем говорилось на толко-вище. Самые авторитетные люди воровского мира снова
признали его своим лидером, клялись в верности. И тем не менее в поведении
отдельных людей проскользнула какая-то фальшь.
Варяг, глубоко задумавшись, молча любовался вечерней Москвой,
мелькавшими за окнами автомобиля сияющими витринами магазинов, кафе, офисов.
«Молодец, Лужок, — невольно про себя восхитился Варяг. — Таких бы в руководстве
России побольше, глядишь, и житуха наладилась бы».
Внезапно на перекрестке у светофора их настигла резкая трель
милицейского свистка. Высунувшись из белого гаишного «форда», незаметно
подрулившего с левой стороны, мент яростно махал полосатым жезлом, требуя
остановиться у обочины. Водитель Сашка чертыхнулся п виновато обернулся к
своему шефу: мол, что делать?
— Жми на газ, Сашенька, — жестко заметил Владислав. — Нечего было
гнать, как на пожар. А теперь что же — расправь крылья и лети, голубчик! Лети
во всю прыть! Мне не в кайф сейчас с ментами разборки устраивать, я в розыске.
Сашка вцепился в руль и вдавил акселератор в самый пол. «Ауди», как
бешеный конь, с ревом сорвался с места и понесся вперед, на красный свет. Через
несколько секунд он уже свернул в первый попавшийся переулок. Автомобиль петляв
по темным московским закоулкам, вылетал на ярко освещенные улицы и снова
скрывался в узкие темныб подворотни. Когда они вырвались на широкий простор
Дмитровского шоссе, Варяг тронул водилу за плечо:
— Успокойся, Саша, кажется, оторвались.
— Если только они номера наши не засекли, — озадаченно заметил
Чижевский. — А если это так, то нас уже ждут на всех постах...
— Смотри не накаркай, Валерьяныч, — сказал Варяг и на мгновение
задумался, а потом махнул рукой: — Рискнем. Давай, Сашок, дуй к кольцевой. Даст
Бог — прорвемся. Нам нужно торопиться.
— Владислав Геннадьевич, зачем рисковать, давайте оставим машину в
тихом дворике, а сами на такси



Назад