44cadb38     

Сухов Евгений - Я Вор В Законе 04 (Сходняк)



Евгений Сухов
Я - вор в законе. Сходняк.
Анонс
Большой воровской сход объявляет смотрящему России, знаме-, нитому вору
в законе Варягу, жестокую войну. Став жертвой подлого заговора. Варяг
оказывается в неволе — в страшной подземной камере-одиночке.
А между тем в стране происходит смена политической элиты, чем пытаются
воспользоваться предавшие Варяга новоиспеченные «законные». Они стремятся тайно
договориться с новой властью, навязав воровской среде кровавый передел сфер
влияния.
Ценой неимоверных усилий Варяг вырывается из заточения, залечивает раны
и, собрав горстку самых верных людей, в суровой борьбе отвоевывает
принадлежащее ему по праву место непререкаемого авторитета, наказывает
предателей и восстанавливает справедливость.
ПРОЛОГ
В густых кустах позади себя Полупан услышал шорох и, мгновенно
развернувшись на сто восемьдесят градусов, ткнул туда коротким блестящим
стволом с навернутым глушителем. Он замер и напряг слух. Кто там еще? Их
бригадир Слива приказал держать ухо востро, потому что не исключал возможности
налета чужих. С местными ментами, сказал Слива, как всегда, есть четкий уговор
- они сюда не сунутся, а если заметят на подходе незваных гостей из Москвы, то
просигналят заранее на мобилу. Но вот наезда каких-нибудь отморозков, купленных
за пачку «зеленых», исключать было нельзя, и Слива дал команду: если покажутся
НЛО - то есть неопознанные лоховатые объекты, - стрелять без предупреждения,
для начала по ногам.
У Полупана заныло под ложечкой. Сегодня он впервые пошел в дозор и
потому — хотя он не мог даже сам себе в этом признаться - малость сдрейфил.
Точнее сказать, перебздел. Во всяком случае, короткоствольный «узи» - такой,
какими обычно вооружены азиаты-наркокурьеры в американских боевиках, ему
пришлось держать в руках впервые. Раньше он все больше действовал «пером» или
«тэтэшником».
В кустах опять шорхнуло. По звуку он не смог определить, что там -
может, человек, может, зверь лесной. Он подождал, потом медленно опустился на
корточки, подобрал с земли ветку и бросил в кустарник. И вдруг высокие ветки
резко качнулись — и прямо на него из густой зелени прянуло что-то темное.
Полупана бросило в жар — он нажал на спусковой крючок, и железный инструмент
смерти мелко задрожал у него в ладонях, выплевывая один за другим огненные
плевки. Темное мохнатое пятно дернулось в воздухе и с тихим взвизгом упало на
зеленую траву. Только теперь Полупан понял, что это была кошка. Должно быть, из
соседней деревеньки. «Вот сука! — подумал Полупан, опуская еще дымящийся ствол.
— Как же напугала, котяра паршивая!» Он радовался только тому, что автомат с
глушителем и никто выстрелов не услышал. И что никого из пацанов не было рядом
и они не видели, как перепугала Полупана эта лесная бродяжка.
А еще Полупан подумал, что его начальник Слива, отвечавший за
безопасность сегодняшнего мероприятия, отправлявший его в дозор вместе с
другими пятью пацанами, за эту стрельбу точно бы уши отрезал!
Облегченно вздохнув, Полупан стал думать о том, что к шести вечера сюда
подъедут шесть или семь тачек с самыми авторитетными в России «людьми» и что
сегодня на этой подмосковной даче будет важный воровской сход, в котором должны
участвовать и Паша Сибирский, и Дядя Толя, и Закир Большой, и Тима Подольский
и, может быть, даже сам Шота Черноморский — знаменитый грузинский вор. Полупан
мечтал хотя бы одним глазком поглядеть на известных воров в законе, о которых
до этого разве что читал в криминальной хронике



Назад