44cadb38     

Сухов Евгений - Побег (Я - Вор В Законе)



ЕВГЕНИЙ СУХОВ
ПОБЕГ (Я - ВОР В ЗАКОНЕ)
По сфабрикованному приговору смотрящий России, вор в законе Варяг
отбывает срок на зоне в глухих северных краях. Начавшийся на воле беспредел и
жажда мести заставляют его решиться на отчаянный шаг и, преодолевая суровые
испытания, совершить побег. Добрые люди помогают Варягу выжить в критической
ситуации, спасая ему жизнь после тяжелых ранений. Поправившись, Варяг
возвращается в Санкт-Петербург, где освобождает свою жену и сына, наказывает
предателей и начинает устанавливать жесткий, но справедливый порядок в России.
ЧАСТЬ 1
ГЛАВА I
Черный "джип-чероки" с тонированными стеклами мчался от Финского
залива к Васильевскому острову. Сегодня Шрам вел "джип" сам. Левая рука
небрежно лежала на руле, а стрелка спидометра моталась у отметки 160. Вообще-то
Шрам не любил глупого лихачества и, когда изредка садился за руль, отпуская
личного шофера, предпочитал езду спокойную и уверенную. Но сейчас он устроил
эту лихую гонку, потому что очень спешил.
Его правая рука была занята - в ней он сжимал трубку мобильного
телефона "Эрикссон", по которому минуту назад ему позвонил Моня и сообщил, что
все готово для штурма. Бригада Мони в эту самую секунду готовилась ломануть
обменный пункт на проспекте Металлистов.
Этот обменный пункт давно уже приглянулся Шраму. Пункт располагался
в полуподвале жилой девятиэтажки и формально был Петербургским филиалом
Нижневартовского коммерческого банка "Беркут". Заправляли делами там почему-то
афганцы. Не российские ветераны войны в Афганистане, а самые что ни на есть
черноглазые и смуглые усачи-афганцы, которые неведомо как встряли в
нижневартовский бизнес и крутили в Питере поступавшие оттуда бабки. Филиал на
Металлистов появился с полгода назад, и Шрам, ясное дело, тут же послал к
афганцам своих гонцов со стандартным деловым предложением. Афганцы повели себя
нагло - от "крыши" отказались, сославшись на уже имеющуюся защиту. Шрам
удивился. Он приказал последить за строптивыми "духами". Через неделю разведка
донесла, что к афганцам каждый вечер приезжает инкассаторский броневичок банка
"Сокол", принадлежащего питерскому УВД. Тут Шрам смекнул, что означает вся эта
"птичья" терминология. Он послал запрос в Москву нужному человеку, и тот быстро
отсигналил ему, что в "Беркут" лучше не соваться, потому что там идут сложные
многоходовые аферы с нефтяными деньгами и деньгами от афганской наркоты, и что
курируют эту шайку-лейку "многозвездные погоны" из Москвы. Теперь стало
понятно, отчего это афганцы не только не наложили в штаны, но даже и внаглую
отказались от его, Шрама, "охранных услуг". Но Шрам не внял совету: Москва
Москвой, погоны погонами, но кто в Питере хозяин? Черномазые банкиры ударили по
его, Шрама, самолюбию. И он решил действовать напролом. Вот тогда-то и родилась
идея грабануть этот обменный пункт.
Шрам дал отмашку, и бригада Мони обычным порядком начала готовить
операцию по "выемке денег". Для начала у пункта выставили наружное наблюдение.
В соседнем подъезде сняли однокомнатную квартиру, поселили туда Чушпана,
поручив ему заняться во дворе починкой своего "Жигуля". И вот каждый день,
часиков с семи утра, Чушпан с Моней в замасленной одежонке лениво выходили во
двор и неспешно ковырялись в прогнившем движке, изображая капитальный ремонт.
Через три дня ребята представили Шраму полный график движения людей
и техсредств вокруг бронированной двери филиала банка "Беркут". Обменный пункт
посещали в среднем человек сто в день - по м



Назад