44cadb38     

Сухов Евгений - Заповедь Варяга (Вор В Законе)



ЕВГЕНИЙ СУХОВ
ЗАПОВЕДЬ ВАРЯГА (ВОР В ЗАКОНЕ)
Варяг - авторитет из самых крутых, казначей общака, а теперь еще
и смотрящий России. Но тюрьма есть тюрьма, что в Штатах, что в России. Здесь
любой зэк может воткнуть тебе в спину нож или придушить ночью. Тем более что на
кону лакомый кусок - два крупных завода, вокруг которых идет схватка. И Варяг
здесь ключевая фигура. Лишь звериное чутье на опасность да немалый тюремный
опыт спасают его и от американских, и от своих отморозков, и от тех, кто их
направляет. Но жизнь не главное для вора в законе. Главное - честь. И тут
Варяга не сломаешь - он выдержит все: ледяной карцер, беспощадные драки,
провокации надзирателей, но не уронит чести вора. Только так он завоюет
свободу. А там посмотрим - кто кого...
ЧАСТЬ 1
ВАРЯГ, ЛОВИ ЗОЛОТУЮ ПУЛЮ!
ГЛАВА 1
ПРИЕХАЛИ, СЭР, - ТЮРЬМА!
Любезно улыбнувшись, стюардесса наконец пригласила пассажиров на
выход, и Нестеренко в числе первых шагнул в открытый люк. Едва ступив на трап,
он понял, что одет не по погоде. В Москве было пасмурно и бушевал ливень,
старенький черный плащ пришелся там весьма кстати, но здесь, в Нью-Йорке,
стояла самая настоящая жара. Нестеренко улыбнулся, подумав о том, что раньше
всегда привозил за собой слякотную погоду. Да уж, меняются времена...
В общем потоке прибывших Нестеренко сошел с трапа и уверенно
направился к микроавтобусу, стоящему неподалеку. В Америку Нестеренко прибыл
уже в третий раз.
Первое свидание с этой страной состоялось много лет назад, когда
он, будучи молодым ученым, побывал на Конгрессе по международному праву.
Вернувшись из поездки, он месяц не мог отойти от навалившихся впечатлений. Лежа
на диване, заложив за голову руки, он неделю разглядывал мелкие трещинки на
низком потолке в душной и затхлой коммунальной квартире, куда сумел прописаться
почти сразу после освобождения.
Его вторая встреча с Америкой произошла около десяти лет назад.
Тогда вдруг неожиданно выяснилось, что в Чикаго проживают дальние родственники
Нестеренко по материнской линии. Опасаясь своего дворянского происхождения, они
выехали из Санкт-Петербурга почти сразу после Октябрьской революции. Нестеренко
не без интереса всматривался в своего вновь обретенного двоюродного брата, еще
крепкого мужчину, огромными темно-карими глазами напоминавшего давно уже
усопшую бабушку. В тот раз он не без труда справился с искушением поменять
грешную родину на уют и благополучие американской столицы, где ему неожиданно
предложили работу. За время своего второго пребывания он успел полюбить эту
страну, ему даже показалось, что он связан с ней какими-то мистическими узами.
Если у него и была первая жизнь, то наверняка он провел ее где-то на Диком
Западе.
Сейчас он прилетел сюда уже в третий раз.
Нестеренко прибыл в Нью-Йорк без своего обычного сопровождения.
Как правило, оно состояло из двух-трех телохранителей, сейчас же Нестеренко
путешествовал в одиночестве, причем по гостевой визе. И для большинства
окружающих был одним из многих чудаков, которые ради собственного удовольствия
разъезжают по миру и, не скупясь, тратят пенсионные накопления, чтобы взглянуть
на чужой быт хоть одним глазком.
С недавних пор присутствие охраны стало сильно угнетать
Нестеренко. Он стал всерьез подумывать о том, чтобы запереться в крепеньком
особняке, в котором можно было бы прожить остаток дней в окружении любимых
книг...
Двери автобуса бесшумно распахнулись, и пассажиры, вполголоса
проклинающие влажную жару, ступили на асфальт. Вместе



Назад