44cadb38     

Сыч Евгений - Трио



Евгений Сыч
Трио
1
Прямо у берега моря начиналась гора. На горе рос лес. В лесу, в пещере
жил отшельник У.
Говорили, что мать У была дочерью деревенского старосты из долины, отца
же его никто не знал; одни называли одного, другие другого. Но когда
исполнилось У семнадцать и стал он сильнее всех мужей в долине, отцом его
дружно заподозрили воина, начальника сотни, славного в те времена. Тогда
же У поступил на службу и добился на службе своей больших успехов. Не было
равных ему с мечом в руках. Пика его противника оказывалась короткой, лук
- вялым и топор - слишком тяжелым. Он всегда успевал ударить первым, если
хотел опередить, и умел уйти от удара, когда бил вторым. Дважды ему не
приходилось замахиваться на одного противника, и не было нужды в трех
ударах для двоих.
Тогда же пошел слух, что заключил У договор с дьяволом. Десять тысяч
жизней, дескать, передал дьявол ему в руки и не просчитался. Девять тысяч
У вернул в недолгий срок. Но его собственная жизнь тоже сокращалась, и
когда осталось ему на земле сроку - тысяча жизней, У задумался.
Страшно умирать несведущему; слышать, как захлопывается за тобой дверь
мира, - но каково самому отворить эту дверь и, потоптавшись, переступить
за порог, чтобы потом самому и закрыть ее за собой, и лететь по темному
коридору навстречу известному. Известному, но не в полной мере. Может
быть, дьявол спросит у него: "Ну, что?", а может быть: "Ну, как?". Знать
бы заранее, У подготовился бы к грядущему разговору и решился подвести
окончательный итог. Знать бы заранее! Но все это только предположения. А
многие утверждают: ему просто надоело убивать. Как бы то ни было, У
удалился от людей в горы.
Говорили также, что бьет его каждый, кто встретит, в память о том зле,
которое он причинил людям. Правда, он выполнял указания и чаще убивал не
по собственному желанию и не по своему выбору. Но давно отжили те, кто
приказывал ему, а он все живет. Может быть, люди бьют его, как ребенок
бьет несмышленой рукой вещь, о которую ушибся: зло не должно оставаться
безнаказанным. Если б он умер, люди забыли бы о нем, но тысяча, которую он
должен дьяволу, крепко держит его на свете.
Словом, сочиняли о нем разное, говорили в основном плохо. Тем не менее,
пищу для У носили окрестные крестьяне. Почему они кормили его? Скорее
всего, по привычке. Да и опять же, как отказать в подношении тому, о ком
плохо говорят? Подумаешь-подумаешь, да не пренебрежешь.
Крестьяне оставляли пищу в привычном месте я уводили, стараясь лицом к
лицу с отшельником не сталкиваться. Во избежание. Он впрочем, не очень
набивался.
Первое откровение У
- Однажды в одном месте собрались глухой, немой, слепой, безрукий и
безногий. Так вот, ничего хорошего из этого не вышло. Ровным счетом. Или
вы думаете, зря на каждого левшу приходится пятьдесят правшей? Ну-ну...
Крестьяне в долине и рыбаки на берегу занимались естественными для себя
делами: выращивали рис и овощи и ловили рыбу. Номинально "с тех пор, как
высится гора и плещется море и до тех пор, пока высится гора и плещется
море" над ними имелся правитель. Номинально, потому что чаще всего
правитель этот пропадал неизвестно где вместе со своими людьми, и лишь
воротившись - требовал. Крестьяне и рыбаки обычно отдавали то, что от них
требовалось, хотя не смогли бы, пожалуй, ответить на вопрос - почему? Ведь
наказывали в ту пору за недодачу, в общем-то, весьма редко. Наверное,
крестьяне и рыбаки не слишком задумывались над вопросом "почему?" в
текучке жизни, по



Назад