44cadb38     

Сычеников Валентин - Перчик



Валентин СЫЧЕНИКОВ
ПЕРЧИК
Фантастический рассказ
Валерка жил чуть ли не в центре города, хотя и в старой дощатой
хибаре, давным-давно намеченной под снос. В домике был тесный, темный и
запущенный коридор в несколько шагов, куда выходили двери четырех
комнатушек. Когда-то здесь было весьма шумно. Но так как жилье во всех
исполкомовских документах уже не первый год числилось не только
освобожденным, но и снесенным, предприимчивые соседи, побегав по
адвокатам, потыкав кому надо справками о сносе, постепенно перебрались в
более цивилизованные квартиры, заполучив по двенадцать квадратных метров
полезной площади на каждый прописанный в семье нос, балконы и прочие
современные удобства. Только Валерка не торопился. Нет, он был совсем не
против прочных железобетонных стен, благоустроенных кухонь и санузлов.
Просто шуму и суетливости он предпочитал спокойное тихое одиночество, в
котором и оказался после того, как умерла мать и перебралась к новому мужу
третья Валеркина жена.
Да, с женами Валерке откровенно не везло. С тех пор, как ему
исполнилось двадцать три года, они регулярно появлялись в его жизни каждое
четырехлетие. Духовно-физиологический ли цикл Валерки имел такую
протяженность или именно столько времени нужно было, чтоб одиночество ему
все-таки надоело, но это было так. Закономерным оказалось и другое. Каждая
следующая женщина, родив ему очередного ребенка, исчезала ровно через год,
конечно, с дитем. Наверное такого срока женам доставало, чтобы убедиться в
полной никчемности спутника жизни.
Хотя, это еще как сказать... Никчемность - это с их точки зрения. С
Валеркиной же - как раз наоборот.
Начать с того, что сам он причислял себя к интересным и, главное,
нужным обществу людям - деловым, вдумчивым, ищущим... Справедливости ради
надо отметить, что многие знакомые, хотя и не абсолютно сходились в такой
оценке, но считали его в общем-то весьма даже неплохим парнем. Был он
начитан, общителен, временами даже деловит, почти не пил (разве что пиво),
курил - чем угостят или что под руку попадется, в еде был непривередлив.
Трудно сказать, насколько он мог быть полезен, но уж безвреден - это
точно. Некоторые, правда, полагали, что он лодырь. Но это было совсем не
так. Просто преобладающей в его натуре была склонность к наблюдениям
окружающего мира и размышлениям по поводу его устройства. Изменить же
его - это устройство - Валерка отнюдь не торопился и этим, возможно,
выгодно отличался от многих своих сверстников.
Да, Валерка мало вмешивался в окружающий мир. Но наблюдать его,
анализировать был воистину неутомим. Он, например, мог часами следить за
тем, как бегут волны по воде или, скажем, вьются бабочки вокруг лампы. И в
эти часы напряженных размышлений-наблюдений сбить его с толку каким-либо
прозаическим делом было совершенно невозможно. Знакомые, как анекдот,
рассказывали даже такой случай.
Как-то Валерка пришел в гости к одному своему товарищу. А у того
невесть откуда появилось на стене изображение двенадцатирукого Будды.
- Надо же... - произнес Валерка заинтригованно, взглянув на
индийского бога. - Зачем ему столько?..
Все, а там оказалась довольно пестрая компания, непочтительно
пропустили эту фразу мимо ушей. Занимались своим делом - пили, курили,
болтали... уходили и приходили... Наконец, разошлись. И через трое суток у
хозяина остался только один гость. Когда ему деликатно, но недвусмысленно
напомнили, что, дескать, "пора бы и по домам", Валерка спорить не стал. Но
уходя, уже в дверях о



Назад