44cadb38     

Сычеников Валентин - Постоялец



Валентин Сычеников
Постоялец
1
Кто в Колаба не знал Кирса? Городок этот, расположившийся на берегу
Атлантического океана и получивший свое название от рощ кофейных деревьев,
обильно произраставших вокруг, хотя и считался административным центром
юга страны, был невелик. Немногочисленное население с консервативной
гордостью сохраняло патриархальный уклад жизни даже в годы первых
космических стартов. Почти все здесь знали людей своего круга. Если и не в
лицо - так понаслышке.
К какому кругу принадлежал Кирс, теперь сказать трудно. Родители его -
скромные интеллигенты - умерли рано. Кирса взяла на воспитание дальняя
родственница - миссис Милла Кобс. Эта пожилая дама содержала вполне
приличный пансион, была одинока и бездетна. Однако, она уделяла мало
времени своему приемышу, передоверив его воспитателям. Фактически же Кирс
нередко был предоставлен самому себе. Потому знали о нем и в состоятельных
кругах, где участливо отнеслись к поступку миссис Кобс, знали и босоногие
дети океанских рыбаков, к которым Кирс любил убегать от воспитателей.
Надо сказать, что с детства он был пытлив, сообразителен и непоседлив.
Одновременно - фанатичен. Если уж взбредет ему в голову какая идея -
привяжется к ней безоглядно. Так было с детскими забавами, так стало потом
с учебой.
Миссис Кобс, хотя почти не видела своего воспитанника, средств на него
не жалела. Когда Кирс окончил местный колледж, она отправила его в Англию,
устроила в университет.
Сперва он занялся механикой - и бросил. Ему простили. Затем увлекся
энергетикой, но вскоре остыл и к ней. Потом углубился в проблемы
строительства, защитил степень и вернулся в Колаба.
Поступив в строительную фирму "Колаба-компани", он в несколько лет
сделал головокружительную карьеру, став одним из ее директоров. Миссис
Кобс, хотя Кирс совсем перестал навещать ее, могла им гордиться - на
иерархической лестнице он стоял уже весьма, высоко. Все уже считали, что
его предназначение - власть, карьера. И вдруг он бросил все.
На скопленные за несколько лет сбережения Кирс купил крохотный
пустынный островок у побережья и, даже ни с кем не попрощавшись, покинул
Колаба...
В городе он больше не появлялся. Попытки нескольких приятелей навестить
его на острове, где Кирс выстроил большой, но безвкусный особняк,
кончились провалом.
Кирс жил один, с единственным безмолвным слугой, встречал всех
неприветливо - вежливо, но крайне сухо. Вскоре визиты к нему прекратились
вовсе.
Потому и можно утверждать, что Кирса через семь с половиной лет после
отъезда уже не помнил и не мог, пожалуй, узнать никто. Не удивительно, что
не узнала его и состарившаяся миссис Кобс, которую к тому времени за
доброту и из уважения все в Колаба звали просто тетушкой Миллой.
Тетушка Милла вставала ни свет ни заря, хотя особых причин для этого не
было. Но однажды, в столь неурочное время, горничная сообщила ей, что
прибыл "очень серьезный и совершенно настойчивый господин".
Господин ждал в гостиной, не присев и не прикоснувшись ни к сигарам, ни
к графинчику с легким вином, всегда стоявшими наготове для посетителей. Он
был явно издалека ("провинциал" - подумала тетушка), либо ему было просто
наплевать на свой внешний вид. Одет он был в старый, весьма потертый плащ,
брюки пузырились на коленях, в руках - мятая и старомодная шляпа, а
башмаки и подавно не выдерживали никакой критики.
Встречая по одежке, тетушка Милла таких вообще не принимала. Но
посетитель держался уверенно и невозмутимо, во взгляде его была




Назад