44cadb38     

Таругин Олег - Тайна Седьмого Уровня



Олег ТАРУГИН
ТАЙНА СЕДЬМОГО УРОВНЯ
Год 1944-й. Винница. Ставка Гитлера — бункер под кодовым названием «Вервольф», захваченный советскими войсками... Какие тайны он хранит?

Для чего вообще был построен гитлеровцами в самом начале войны этот один из крупнейших и наиболее укрепленных по тем временам подземный комплекс? Почему после войны были замурованы все входы в бункер? Что там внизу — секретный завод?

Экспериментальная лаборатория? Или... вход в параллельный мир?
ОТ АВТОРА
Автор считает своим долгом напомнить, что данный роман не может рассматриваться в качестве справочной литературы или путеводителя по подземельям бункера «Вервольф».
Более того, автор категорически не советует кому бы то ни было пытаться проникнуть внутрь бывшей гитлеровской ставки, поскольку вся сюжетная линия этого повествования вымышлена и не имеет ничего общего с реальными историческими событиями минувшего и настоящего, а посещение подземных уровней винницкого бункера представляет значительный риск для жизни.
Также автор просит не считать роман справочником по проведению боевых и диверсионных операций спецназа, поскольку таковым он ни в коей мере не является. Любые совпадения имен и фамилий героев романа с именами и фамилиями реально существующих людей абсолютно случайны, и автор за них никакой ответственности не несет.
С уважением — ваш автор.
С ЛЮБОВЬЮ И БЛАГОДАРНОСТЬЮ — МОИМ ЛЮБИМЫМ ЖЕНЕ И СЫНИШКЕ
Если ты в чем-то абсолютно уверен — подожди немного и убедишься, что ошибался.
ПРОЛОГ
...На улице шел дождь. Затяжной осенний дождь, которому, казалось, никогда не будет конца. Мелкая холодная морось белесой пеленой завесила окна, тонкими струйками сбегала по толстому, особой прочности, стеклу и бесшумно срывалась с подоконника вниз, на такую же холодную и мокрую брусчатку.
Но здесь, в уютном кремлевском кабинете, было тепло и сухо. Мягким светом горела электрическая лампа под матовым зеленым абажуром, негромко отсчитывали минуты старинные напольные часы...
Стоящему у окна человеку, как когда-то в далеком-далеком детстве, отчего-то вдруг очень захотелось прижаться лбом прямо к стеклу и, закрыв глаза, ощутить кожей прохладу идущего на улице дождя. Но сделать этого он не мог.

Ведь это означало бы проявить слабость, а на слабость он — несмотря на всю свою огромную, поистине безграничную власть — не имел права. Тот, кому подвластно все, слишком часто не имеет права ни на что. Такой вот парадокс.

И у безграничной власти, оказывается, есть свои границы..
Человек оторвал наконец взгляд от залитого дождем окна и медленно обернулся. Постоял несколько секунд, легонько покачиваясь с пяток на носки и словно не замечая стоявшего перед ним мужчины. И, неожиданно взглянув прямо в его прячущиеся за тускло отблескивающими в полутьме стеклами очков глаза, произнес с ощутимым кавказским акцентом:
— Ты действительно уверен в этом, Лаврентий? Что, на самом деле никто и ничего не может понять?
— Уверен, товарищ Сталин, — как обычно негромко ответил собеседник. — Вы ведь меня знаете. Работали две группы, одна — полностью из моих людей...
— И?
— И ничего, товарищ Сталин. Слишком много непонятного и... э-э... странного. Очень странного!
— Настолько странного, что с этим не могут справиться даже наши блестящие ученые умы? — не то в шутку, не то всерьез спросил Вождь. — Наверное, ты плохо за ними смотришь, Лаврентий? — Он обошел свой стол и тяжело опустился на стул: — Хорошо, Лаврентий, сворачивай всё. Мы не будем гоняться за призраками. Закрывай, и чтобы ни одна живая душа н



Назад