44cadb38     

Телешов Николай Дмитриевич - Самое Лучшее



Николай Дмитриевич Телешов
САМОЕ ЛУЧШЕЕ
Бродил однажды пастух Демьян по лужайке с длинным кнутом на плече.
Делать ему было нечего, а день стоял жаркий, и решил Демьян искупаться в
речке.
Разделся и только влез в воду, глядит - на дне под ногами что-то
блестит. Место было мелкое; он окунулся и достал с песка маленькую светлую
подковку, величиной с человеческое ухо. Вертит ее в руках и не понимает -
на что она может годиться.
- Разве козла подковать, - смеется Демьян сам с собою, - а то куда
годна такая малявка?
Взял он подковку обеими руками за оба конца и только хотел попробовать
разогнуть или сломать, как на берегу появилась женщина, вся в белой
серебряной одежде. Демьян даже смутился и ушел в воду по самую шею. Глядит
из речки одна Демьянова голова и слушает, как женщина его поздравляет:
- Твое счастье, Демьянушка: нашел ты такой клад, какому равного нет во
всем белом свете.
- А что мне с ним делать? - спрашивает Демьян ил воды и глядит то на
белую женщину, то на подковку.
- Иди отпирай скорей двери, входи в подземный дворец и бери оттуда все,
что захочется, что понравится.
Сколько хочешь бери. Но только одно помни: не оставь там самого лучшего.
- А что там самое лучшее?
- Прислони-ка подкову вот к этому камню, - указала рукой женщина. И
опять повторила: - Бери всего сколько хочешь, покуда не будешь доволен. Но
когда назад пойдешь, то не забудь унести с собой самое лучшее.
И исчезла белая женщина.
Ничего не понимает Демьян. Огляделся по сторонам:
видит перед собой на берегу большой камень, у самой воды лежит. Шагнул
к нему и прислонил подковку, как говорила женщина.
И вдруг разломился камень надвое, открылись за ним железные двери,
широко распахнулись сами собой, и перед Демьяном - роскошный дворец. Как
только протянет он куда свою подковку, как только прислонит ее к чему, -
так все затворы перед ним растворяются, все замки отпираются, и идет
Демьян, как хозяин, куда только вздумается.
Куда ни войдет, везде несметные богатства лежат.
В одном месте громадная гора овса, да какого: тяжелого, золотистого! В
другом месте рожь, в третьем пшеница; такого зерна белоярого Демьян
никогда и во сне не видывал.
А дальше - крупа, потом орехи, ягоды, яблоки, горох - всего не
перечтешь.
"Ну, дело! - думает он. - Тут не то что себя самого прокормишь, а на
целый город на сто лет хватит, да еще останется!"
Идет дальше и только дивится: огромные чаны стоят с молоком, с медом, с
шипучей водой.
"Ну-ну! - радуется Демьян. - Раздостал я себе богатство!"
Беда только в том, что взошел он сюда прямо из речки, как был -
нагишом. Ни карманов, ни рубашки, ни шапки - ничего нет; не во что
положить.
Вокруг него великое множество всякого добра, а вот насыпать во что, или
во что завернуть, или в чем унести - этого ничего нет. А в две горсти
много не положишь.
"Надо бы сбегать домой, мешков натаскать да к берегу подвести лошадь с
телегой!"
Идет дальше Демьян - полны комнаты серебра; дальше - полны комнаты
золота; еще дальше - драгоценные
камни - зеленые, красные, синие, белые - все блестят, горят
самоцветными лучами. Глаза разбегаются; неизвестно на что и глядеть, чего
желать, что брать. И что здесь самое лучшее - не понимает Демьян, не может
впопыхах разобраться.
"Надо скорей за мешками бежать", - одно только и ясно ему. Да еще
досадно, что не во что сейчас положить хоть немножко.
"И чего я, дурак, шапку давеча не надел! Хоть бы в нее!"
Чтоб не ошибиться и не забыть взять самое лучшее, Демьян нахватал в об



Назад