44cadb38     

Тельпугов Виктор Петрович - Все По Местам !



Тельпугов Виктор Петрович
Все по местам!
Аннотация издательства: Имя Виктора Тельпугова хорошо известно читателям
всех возрастов. Одна из главных тем писателя - тема подвига советского
человека в борьбе с фашизмом. Событиям Великой Отечественной войны посвящен
ряд ранее печатавшихся рассказов В. Тельпугова и его недавняя повесть
. Книга , открывающаяся новой повестью и
содержащая цикл рассказов, - тоже о героях фронта, о летчиках, воздушных
пехотинцах, а также о самоотверженном труде рабочих, ковавших оружие для
победы. В книге много автобиографического, как, впрочем, в значительной мере
автобиографично все, что пишет В. Тельпугов о войне. Писатель прошел по многим
военным дорогам. Был десантником, вместе со своими однополчанами дрался с
гитлеровцами в лесах и болотах Белоруссии. Работал на авиационном заводе.
Именно поэтому так впечатляющи, так достоверны его рассказы и повести, такой
живой отклик находят они в сердцах людей.
Глава 1
Ветер рвал шинель так, будто хотел разодрать надвое. Слободкин шел,
пригибаясь, заслоняя ладонью лицо, проваливаясь в снег, сбиваясь с дороги. Да
и была ли вообще дорога? Волга стала рано, но не протоптали еще через нее ни
одной уверенной тропы. Вот Слободкин и шагал наугад и на каждом шагу
оглядывался: один берег, тот, что за спиной, все рядом и рядом, а тот, что
впереди, словно приморозился к дальней дали.
У Слободкина возникло ощущение, будто он застыл в беспредельном
пространстве. И от своего недавнего солдатского прошлого никуда не ушел, но и
к новой судьбе не приблизился.
Он шагал, продираясь сквозь ветер, глотая морозный воздух - аж изнутри все
выстудило.
Что и говорить, неприветливо встречала Слободкина Волга. Сурово, будто
укоряла в чем-то. И это было всего обидней. Каждому ведь не расскажешь, как
решали его судьбу доктора. Полистал, полистал председатель комиссии бумаги
Слободкина и спросил:
- Так, так, так... Работать хотите? Слободкин смущенно пожал плечами.
- Как чувствуете себя сейчас?
- Хорошо!
Он сказал твердо, без запинки, а то еще, чего доброго, опять к медицине в
лапы. Кто-то из членов комиссии усмехнулся:
- Все они как сговорились! Слободкин осмелел:
- Мне бы к своим, в десант поскорее. Председатель будто не слышал его
слов, принялся расспрашивать:
- Чем занимались до войны?
- В ФЗУ учился, не закончил только.
- На станке каком-нибудь работать умеете?
- На токарном немного.
- На каком?
- Комсомолец шефы нам подарили, списанный в расход. После занятий гайки на
нем для рыбалки резали.
- Гайки? - оживился председатель. - Прекрасно! А что такое ДИП, знаете?
Слободкин задумался.
- Неужто не слышали? Догнать и перегнать - самоточка высшего класса!
- Помню, помню! Видел! С большим суппортом?
- Ну, наконец-то!
Председатель комиссии и Слободкин все больше увлекались разговором. На
несколько минут они словно забыли про войну, про то, что до фронта подать
рукой.
Здесь, в этой комнате, отгороженной от войны всего лишь тонкой дощатой
переборкой, вспыхнул огонек далеко отошедшей мирной жизни, и люди замерли,
жадно прислушиваясь к родным, близким, необходимым и уже почти незнакомым,
канувшим куда-то в вечность словам - станки, работа, рыбалка...
- А резец заточить сумеете? - продолжал председатель, и чувствовалось, как
ненасытно-сладко ему просто произносить эти слова. Как ласкают его слух ответы
Слободкина, кажется, уже совсем позабывшего, где и перед кем он находится.
- Резец? Приходилось...
- И ре'зьбу нарезать сможете? Председатель имен



Назад