44cadb38     

Темкин Григорий - Костер



Григорий Темкин
Костер
Пилот морщился, кривился от напряжения, а гусь никак не хотел получаться.
- Дай-ка я. - Андрей отстранил смущенного пилота. Друзья шумно
зааплодировали: в синтезаторе, секунду назад еще пустом, теперь на
большом блюде лежал, воздев кверху косточки мясистых ножек и дымя
восхитительно-золотистой корочкой, жареный гусь.
Андрей, бесспорно, был мастером психосинтеза. Впрочем, и каждый из сидящих
рядом с ним разведчиков отлично владел полевым синтезатором, для краткости
именуемым просто "пээсом": салфетки, скатерть, багровые помидоры, мягкий
душистый каравай, нарезанный крупными ломтями, банки с фруктовыми соками -
все, что стояло сейчас перед ними, было не взято из корабельного
холодильника, а только что ими самими создано, или, на профессиональном
жаргоне разведчиков, "слеплено", в психосинтезаторе.
Обедали весело, шумно и недолго. Это был их четвертый прощальный обед за
последние две недели: четвертый разведчик уже высаживался на свою
планету. Седьмой обед разделят только двое - последний разведчик и пилот,
а затем пилот в том же порядке повторит маршрут, собирая выполнивших
задание разведчиков.
Андрею досталась Четвертая - что ж, не лучше и не хуже, чем другие
планеты, все одинаково хорошо уже обследованные зондами и роботами.
Друзья пожелали Андрею удачи, сели в приземистую чечевицу лифта и исчезли
за облаками, чтобы через несколько минут пришлюзоваться к послушно
ожидающему их на орбите кораблю и лететь дальше.
Утром, поеживаясь, Андрей выбрался из легкой, наскоро "слепленной" перед
сном палатки и с удовольствием огляделся: судя по всему, с планетой ему
повезло.
Андрей посмотрел на небо, словно рассчитывая увидеть между двух маленьких
солнц приветственный транспарант со словами "Добро пожаловать!".
Транспаранта на небе не оказалось, зато были пушистые облачка, суетливо
сбивающиеся в синеющую мохнатую тучу.
Будет дождь, подумал Андрей и подошел к "пээсу". Под его взглядом в
верхней части прибора высветилось универсальное табло. "Прогноз!" -
мысленно приказал Андрей, и по дисплею побежали буквы: "... через
десять-пятнадцать минут кратковременные осадки".
Захотелось есть. Андрей задумчиво уставился на синтезатор. Что бы такое
"слепить" себе на завтрак? Может, шашлык из курятины с шампиньонами? Седло
молодого барашка под соусом? Или глазунью из трех - нет, лучше из пяти
яиц? По щеке звонко шлепнула тяжелая дождевая капля. За ней другая. Чуть
заметный до сих пор запах хлора в воздухе сразу усилился. Махнув рукой на
меню, Андрей ухватился за края скатерти и волоком втащил остатки вчерашней
трапезы в палатку. Дождинки начали весело пощелкивать по туго натянутой
крыше. Андрей наглухо застегнул комбинезон, подбежал к "пээсу", выхватил
из камеры в одно мгновенье "слепленную" им кружку горячего чая.
Он влетел в палатку и не поставил, а почти швырнул кружку на пол. И в этот
момент хлынул ливень.
Было удивительно уютно и хорошо сидеть в палатке, слушать взволнованную
дождевую дробь и доедать холодные гусиные крылышки. Мяса, правда, на
крылышках оказалось маловато. Андрей пожалел, что накануне не "слепил"
гуся побольше, потом вспомнил, что гусь был точно по объему синтезатора; у
пилота потому ничего и не выходило, что он никак не мог втиснуть слишком
большого гуся в камеру "пээса". Объем ее был практически единственным
ограничением синтезатора: все, что могло в нем поместиться, могло быть
создано. Не случайно одним из самых важных предметов в Школе косморазведки
считается пс



Назад