44cadb38     

Тесленко Александр - Искривлённое Пространство



Александр ТЕСЛЕНКО
ИСКРИВЛЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО
1
Если от малых забот
перейти к делам поважнее,
если продолжить наш путь,
круче раздув паруса,
то постарайтесь о том,
чтоб смотрели приветливей лица, -
кротость людям к лицу,
гнев подобает зверям.
Публий Овидий Назон
День выдался ясным с самого утра. Пожалуй, поэтому Антона Сухова, как
только он проснулся, охватило просветленное настроение. Сухов радостно и
бодро ехал на работу в клинику. Искусно и быстро прооперировал. Операция
оказалась сложной, но все прошло удачно.
Из клиники Антон вышел не спеша и с удовольствием вышагивал по
тротуару вдоль магистрали, огибавшей овраг правильной дугой. Он не
торопился. Рядом с дорогой красовались золотисто-багряные клены, на
противоположной стороне оврага зеленели не пожухшие еще акации и дубы.
Солнце светило вовсю после дождей, ливших непрерывно три дня.
Сухов, сам того не замечая, улыбался, радуясь солнечному дню. Легкий
ветерок перебирал его шевелюру с сединой. Домой идти не хотелось, но и в
клинике оставаться надобности не было.
Осень. Солнце. Удачная операция. Переутомившиеся мозг и тело невольно
стремятся к покою. Что может быть лучше таких вот минут?..
"Вероники еще нет дома. - Мысли о ней врываются сами собой. -
Какой-то невидимый барьер пролег между нами. И барьер этот, пожалуй,
невозможно разрушить, хотя теперь уже нет и желания крушить какие-то
барьеры. Они дарят нам передышку, и за это им спасибо. А то, что вместе с
отдыхом они приносят и одиночество, может, и не беда, в одиночестве никто
тебя не унизит, не оскорбит..."
Когда-то он искренне любил ее. По-настоящему. Это теперь приходится
спрашивать себя, что же все-таки такое - любить по-настоящему. А прежде не
спрашивал. Просто каждой клеточкой своего существа ощущал, что ему
жизненно необходимо быть с нею.
Солнце. Осень. Прекрасный день. И не хочется идти домой. Не хочется
ни о чем вспоминать.
- Ах, звезды-звезды, вечно вам сиять... - послышался за спиной
знакомый мотив. Сухов обернулся, так и есть. Его догонял анестезиолог
Митрофан Степанюк. - ...и одарять кого-то счастьем... Славный денек
выдался, Антон. А?
- Осенний подарок галерным.
- ...И лишь звезда, моя звезда, упала с неба и погасла... Сегодня
осчастливлю жену. Возвращусь домой не среди ночи... Ах, звезды-звезды,
вечно вам сиять...
Между собой они называли друг друга галерными. В шутке этой
содержалась крохотная доля правды. Как известно, галерными когда-то были
рабы, ну а они, как говорится, если и носят вериги, то по зову сердца.
Можно бы и избавиться от них, но никто не торопится это делать, пока не
испытает себя до конца. Светя другим, сгораешь сам. Однако всегда кажется,
что сам сгоришь не так скоро. Бессонные ночи, суматошные дни, больные,
пациенты, диспуты, симпозиумы, поиски новых направлений и поиски самого
себя. Трудно работать в клинике, знаменитой на всю планету. Зато не стыдно
и сказать, где работаешь. Иногда даже порисоваться, щегольнуть этим
приятно. Трудно, но зато чувствуешь себя на переднем крае научного поиска.
Не остается времени ни для болезненного самоуничижения, ни для вынашивания
"гениальных" прожектов. В сущности, кроме неудовлетворенности своей
семейной жизнью, Сухова все вполне устраивало.
Осень. Ласковое солнышко. Операция прошла удачно. И незачем так рано
возвращаться домой. Нужно воспользоваться возможностью понаслаждаться
ароматами осеннего дня.
- Возьмем машину?
- Торопишься? - спросил Антон.
- Нет. Но в такой день просто грешно терять вре



Назад