44cadb38     

Тесленко Александр - Русуля



Александр Тесленко
РУСУЛЯ
Малышка проснулась среди ночи и соскочила с кроватки, искала ночной
горшочек, но, наткнувшись на него в сумерках, от неожиданности заплакала.
Старый биокибер Русуля тотчас подбежала, переодела Торонку и тихо спела
ее любимую песенку:
А нам вчера сорока
дорогу перешла,
и на хвосте сорока
нам зиму принесла.
Сказала нам
сорока:
"А у меня печаль:" -
А нам сороку малую
совсем было не жаль.
Уложила малышку в кроватку и сама пыталась уснуть, довольная, что плач
Торонки не разбудил Антона Курая и Всеславу Руту в соседней комнате.
Врач Антон Курай в последние годы увлекся альпинизмом. Вчера принимал
участие во Всеинканских соревнованиях на стене известного небоскреба на
улице Соло № 567 и на каркасе Флитского моста. Антон Курай занял первое
место. Вчера так восторженно рассказывал о своей победе! И даже сейчас,
среди ночи, что-то выкрикивает, стонет: просит товарищей по команде дать
крювиц, чтобы удержаться на отвесных поверхностях моста.
Еще 1247 дней тому назад биокибер Русуля должна была пойти на демонтаж.
Отработала свое. Уже пора: Вот только дети Чебер и Шафран не соглашались,
привязалась она к ним. Да за Торонкой надо ухаживать, как ее оставишь без
присмотра? Вот повернулась среди ночи, расплакалась:
В комнате тишина, словно в зале гипноматографа. Антон Курай умолк,
наверное, выбрался на арку Флитского моста. И Всеслава уснула крепко.
Мертвая тишина в комнате, как самая причудливая музыка инканского радио.
Русуля вышла в прихожую и, не включая свет, начала одеваться, еще сама не
зная - зачем? И только отыскав свои черные сапожки, она поняла - принесет
малышке желтый живой цветок из Дальнего Оврага. Торонка всегда так сказочно
прекрасно улыбается, когда видит живые цветы. На Инкане их найдешь разве что
в Фиевском заповеднике или в Дальнем Овраге, куда не каждому и добраться:
круты склоны и обрывы, образовавшиеся еще при первичном синтезе этой
искусственной планеты за 475 миллионов километров от Солнца в астероидном
поясе.
Русуля прошла кабинку скоростного лифта. Пошла пешком.
На безлюдной улице ничто не нарушало тишину, разве что далекое, только
для кибера ощутимое, рокотание Дзябранского комбината. Серебряные шары
фонарей висели над магистралью густым пунктиром.
Можно было вызвать такси, но Русуля любила ходить пешком, ей было приятно
ощущение усталости. Ущелье улицы вывело на площадь Соло. А с площади нужно
было повернуть направо, пройти магистралью № 172 до пересечения с улицей
Верда и повернуть налево. А там уже рядом и Далекий Овраг. Днем, когда горит
над Инканой оранжевая ракета-солнце, не каждый имеет право зайти в
заповедник. Но среди ночи, когда только большая звезда, настоящее далекое
солнце, слабо освещает причудливые контуры инканских деревьев, тогда никто
не остановит ни человека, ни кибера, знающих тропы в Далеком Овраге.
Еще позавчера должны были появиться желтые цветы. Она их обязательно
должна отыскать.
Проходя мимо огромного магазина на площади Соло, вспомнила, как на
прошлой неделе за двойное стекло витрины залетел инканский воробей. Как он
умудрился попасть в совсем небольшое отверстие кондиционера?
- Он умрет, - испуганно остановил ее тогда белобрысый мальчишка.
- Кто умрет?
- Наш инканский воробей! - воскликнула девочка с розовыми бантами.
Детям было не понять, почему ради воробья нельзя разбить витрину, Ведь он
живет, и такой красивый. Пусть посыплются на землю холодные острые осколки,
освобождая серое звонкоголосое создание: Дети не



Назад