44cadb38     

Тесленко Олег - Агония 'бородино' (Фрагмент)



Олег Тесленко
Агония "Бородино" (фрагмент)
глава 7. ПОЖАРЫ ПОРОХА.
"Судьба "Бородино" обернулась жестокой иронией морского сражения:
последним залпом "Фудзи", столь счастливо избежавший гибели двумя
часами ранее, вызвал сильнейший пожар в 152-мм башне русского броне-
носца, в результате которого, видимо произошла детонация зарядов. Во
всяком случае, гибель "Бородино" в описании Пэкинхэма очень напоминает
мгновенный "уход со сцены" английских линейных крейсеров." (В.Кофман).
Никто сейчас даже не сомневается, что два последних попадания
12-дюймовых снаряда выпущенные с броненосца "Фудзи" добили его. Но
есть некоторые весьма загадочные обстоятельства противоречащие этому.
Во-первых, всем известно, что японские снаряды ВООБЩЕ НЕ ПРОБИВАЛИ
БРОНЮ. И ПОЭТОМУ В ПРИНЦИПЕ НЕ МОГЛО БЫТЬ ПРОНИКНОВЕНИЯ ЯПОНСКОГО СНА-
РЯДА ВНУТРЬ ОРУДИЙНОЙ БАШНИ И ВЗРЫВА ВНУТРИ НЕЁ.
Однако пожар внутри башни мог произойти и без пробивания её бро-
ни. Колпаки наводчиков орудийных башен русских кораблей слабо крепи-
лись к крыше, и иногда срывались взрывами снарядов. А также эти колпа-
ки имели слишком широкие смотровые щели, через которые горячие осколки
залетали внутрь боевого отделения башни и вызывали там пожар. Вот как
это происходило:
"...до операционного пункта долетела грозная весть о шестидюймо-
вой башне ( средней правого борта ). Как потом выяснилось, внутрь её
проник раскалённый осколок и ударил в запасной патрон. произошёл
взрыв. (Но не снаряда, а взрыв пороха. О.Т.). Воспламенились ещё три
таких же патрона. Один из них в этот момент находился в руках комендо-
ра второго номера Власова, заряжавшего орудие. Башня выбросив из всех
своих отверстий вместе с дымом и газами красные языки пламени, гулко
ухнула, как будто издала последний утробный вздох отчаяния. Одновре-
мённо внутри круглого помещения, закрытого тяжёлой броневой дверью,
несколько человеческих грудей исторгнули крики ужаса. Загорелась
масляная краска на стенах, изоляция на проводах, чехлы от пушек. Люди,
задыхаясь газами и поджариваясь в огне, искали выхода и не находили
его. Ослеплённые дымом, обезумевшие, они метались в разные стороны, но
расшибались о свои же орудия или о вертикальную броню, падали и ката-
лись по железной платформе. Башня бездействовала, однако в её стальных
стенах ещё долго раздавались вопли, визг, рёв. Эти нечеловеческие го-
лоса были услышаны в подбашенном отделении, откуда о случившемся было
сейчас же сообщено в центральный пост.
Огонь, проникая по нориям вниз, запалил провода и дерево. Порохо-
вой погреб оказался под угрозой воспламенения, и только решительность
находившихся там матросов спасла броненосец от взрыва...
К башне подошли носильщики и открыли дверь... В ответ послышались
стоны и хрипы умирающих. Трое из артиллерийской прислуги - Власов, Фи-
ногенов и Марьин, обуглившиеся, лежали мёртвыми. Квартирмейстер Волжа-
нин и комендор Зуев были едва живы. Вместо платья на них виднелись об-
горелые лохмотья.
Те патроны шестидюймовых орудий, которые взорвались, и причинили
столько бед, были запасными. В каждой башне их находилось по четыре
штуки. Во всё время пути, начиная с Ревеля, они держались наготове в
кранцах, чтобы в случае внезапного появления неприятеля можно было
скорее зарядить орудия...Эти патроны при начале боя следовало пустить
в дело первыми, но об этом никто не подумал."
То же самое произошло и в носовой башне правого борта:
" Во время боя Гирс командовал правой носовой шестидюймовой баш-
ней. Он был



Назад